Свобода слова Польши под прицелом?

111

pol700Когда в прошлом году президентские и парламентские выборы выиграла правая партия “Право и Справедливость”, которой руководит Ярослав Качиньский, стало понятно, что Польшу ждут радикальные изменения, по сути – революционные.

Их цель – основательное переформатирование системы, созданной в Польше за годы, когда страной руководили оппоненты ПиС, правоцентристы из “Гражданской платформы”.
Действия ПиС привели к протестам. С декабря по январь во многих городах на демонстрации выходило до нескольких десятков тысяч поляков. Был создан Комитет защиты демократии. А кое-кто даже начал говорить о польском Майдане.

Сразу скажем: Майдана в Польше не будет. По крайней мере, сейчас. Но это не значит, что в стране, которая является ближайшим соседом Украины, все хорошо.

Тревога и неправда
18 января в Брюссель приехал польский президент Анджей Дуда. Главным пунктом его визита была беседа с председателем Европейского совета, а до 2014 года – польским премьером Дональдом Туском.
Их встреча хорошо иллюстрирует произошедшие изменения.

С одной стороны – Туск, многолетний премьер, который был горячим сторонником евроинтеграции. С другой стороны – президент, за которым стоит политическая сила, своими действиями уже вызвавшая обеспокоенность в ЕС. И речь действительно идет не только о внутрипольском конфликте.
13 января 2016 года Европейская комиссия пообещала начать процедуру мониторинга ситуации в Польше с точки зрения соблюдения европейского законодательства. Этот механизм утвердили в ЕС в марте 2014 года.

Цель такого мониторинга – установить, не нарушает ли государство-член ЕС ценности Евросоюза. Например, принципы демократии.
А уже 19 января в Европарламенте состоялась дискуссия, посвященная ситуации в Польше. В Страсбург прибыла премьер Беата Шидло. Ее выступление, как и письмо, которое она ранее адресовала евродепутатам, должно заверить представителей ЕС, что в Польше с демократией все хорошо.

– Несправедливые голоса, которые неверно оценивают Польшу и польское правительство, – это результат недостаточного информирования. Или же они звучат от недоброжелателей, – говорила она, заверяя, что свободе слова в Польше ничто не грозит, так же, как и существованию Конституционного трибунала.

– Мы хотим быть в Европе, о которой мы мечтали, – говорила Шидло, однако подчеркивала, что политические проблемы Польша должна решать самостоятельно. То есть – что Еврокомиссия не должна начинать мониторинг правовой ситуации в Польше.
Однако ее слова, как и предполагалось, убедили далеко не всех. И Беате Шидло пришлось выслушать не столько вопросы, сколько обвинения в уничтожении демократических институтов в стране.

– Госпожа премьер, вы можете менять законы, но не ценности, – отметил заместитель правоцентристской фракции Эстебан Гонсалес Понз.

Представитель немецких “зеленых” Ребекка Хармс, которая занимается польскими и украинскими делами, предостерегла польское правящее большинство от “диктата”, а известный своими острыми высказываниями шеф либералов Ги Верхофштадт попросил Шидло, чтобы та “не тянула Польшу в сторону Востока”.

– Я знаю, что Качиньский не любит Путина. Я тоже не люблю Путина, меня даже внесли в его черный список, в котором нет Качиньского. Но удар по единству Польши и Европы может помочь Путину, – предостерег бельгийский политик.

Примечательно что, упрекая европейских коллег в недостаточной информированности о ситуации в Польше, Беата Шидло, мягко говоря, также прибегла к манипуляциям.
Так, многих возмутила ее фраза о том, что “Польша приняла миллион беженцев из охваченной войной Украины, которым никто не хотел помочь”.

Однако официальная статистика свидетельствует, что это не является правдой. Ни одному гражданину Украины, который прибыл в Польшу после начала конфликта с РФ и подал запрос на статус беженца, он не был предоставлен.

“Теперь или никогда”
Когда-то в польской политике доминировал лозунг “А теперь, курва, мы”, который в свое время высказал в одном из интервью Gazeta Wyborcza в 1997 году Ярослав Качиньский. Это означает, что политический победитель берет все, ставит на политические должности людей, руководствуясь не принципом профессиональных качеств кандидатов, а на основе разделения на “мы” и “они”.

Официальный лозунг нынешней новой власти – “Перемена к лучшему”. С таким лозунгом в мае 2015 года пошел на выборы Анджей Дуда, который убеждал, что он станет гарантом положительных изменений в польской политике, что новая власть не будет такой агрессивной, как предыдущая, и что он станет президентом всех поляков.

Но последние изменения, проведенные ПиС после победы, лучше всего можно охарактеризовать тем самым выражением Качиньского. Или же фразой “Теперь или никогда”. А де-факто речь идет о переформатировании системы. Более того – о попытке попрощаться с III Речью Посполитой, то есть всем тем, что было построено в Польше с 1989 года.

Сегодня точно не стоит говорить о конце демократии в Польше и сравнивать сегодняшнюю власть с авторитарными режимами или даже диктатурами.
Однако это не означает, что поводов волноваться нет. Можно даже сказать, что их много.

“Перемена к лучшему”, предложенная новой командой, это – прежде всего быстрые пеермены. А ее поспешность и масштабность вызывают серьезные опасения.
“Признаю, что я был неправ. Я думал, это займет у них 6 месяцев, а они справились за 6 недель. Стахановцы”, – пошутил на днях в твиттере один из ключевых оппонентов власти, бывший глава МИД Польши Радослав Сикорский.

На первой линии огня оказалась борьба за Конституционный трибунал, то есть польский Конституционный суд. По мнению многих экспертов, а также самих судей, в настоящее время идет покушение на его независимость. По сути, новая власть пытается подчинить себе высший судебный орган.

Принят закон о скрытом наблюдении, основные положения которого были сформулированы еще предыдущей властью. Однако тогда ПиС, находясь в оппозиции, критиковала инициативы провластной команды, а теперь полиция и спецслужбы получили больше возможностей контролировать действия граждан в интернете.

Уже сейчас речь идет также об изменениях избирательного законодательства.
Следовательно, аргумент, который якобы должен закрыть рот политическим противникам – о том, что новая власть Польши выиграла демократические выборы, а значит, отстаньте от нее! – не убеждает.
В Украине фальшь этого аргумента хорошо известна. В 2010 году на демократических выборах победил Виктор Янукович, а одним из первых его решений стало подчинение Конституционного суда, благодаря которому он ввел изменения в Конституцию.

Скажете, такие сравнения неуместны? Возможно. Но стоит принять во внимание хотя бы тот факт, что журналисты, политики и активисты, которые критикуют польскую власть за рубежом, теперь трактуются как доносчики.

И это – не скрытые мнения, такая характеристика звучит даже в одном из официальных послевыборных видеороликов “Права и Справедливости”: “Каждый имеет право на свое мнение, но проблемы начинаются, когда партия проиграла, и преданные ей журналисты изливают свое сожаление за рубежом”.

“Эта привычка доносить на Польшу за рубежом… В Польше есть роковая традиция национальной измены. Собственно, и теперь это происходит. Это в генах некоторых людей, худшего сорта поляков”, – заявил в декабре в интервью для телеканала “Република” Ярослав Качиньский.

Четвертая власть под прицелом
Один из ключевых вопросов состоявшейся во вторник в Европарламенте дискуссии – форсированные изменения в публичных, то есть общественных СМИ.
О необходимости перестановок представители ПиС говорили уже давно. Так называемая “перемена к лучшему” должна была включать и публичные СМИ. О них говорили и обещали, что они станут национальными СМИ, будут финансироваться государством, а не гражданами. По мнению ПиС, это должно сделать их противовесом частным газетам, радиостанциям и телевидению, инвесторы которых родом из-за границы.

Другим моментом изменений в публичных СМИ, которые предлагал ПиС, должно стать уменьшение политизированности редакций, сложившегося при их предшественниках.
Как эти изменения выглядят на практике?

Первым результатом реформ в публичных медиа является повсеместная смена руководства на телевидении и радио, а также самих журналистов.
Их места занимают люди, которые раньше были связаны с правой прессой, проще говоря, с ПиС.

Хотя здесь не стоит идеализировать предшественников ПиС. Ведь во время предыдущих смен власти в Польше чистки в публичных СМИ также имели место.

Однако основное беспокойство вызывают системные реформы, которые, по мнению критиков, могут привести к фактическому подчинению публичных СМИ власти. В декабре 2015 года Сейм проголосовал, а президент подписал изменения в закон о СМИ, так называемый “малый закон о СМИ”. Это переходные положения, которые будут действовать до момента вступления в силу так называемого “большого закона о СМИ”.

“Малый закон” в первую очередь предусматривает, что Государственный совет по вопросам радио и телевидения, который, согласно Конституции, должен стоять на страже свободы слова, а также защищать интересы общества на радио и телевидении, отныне не будет иметь влияния на назначение членов наблюдательных советов в СМИ.

По сути, роль Госсовета, который (по мнению критиков новых изменений) ранее гарантировал независимость медиа, будет значительно ограничена. А часть его функций до принятия нового “большого закона” будет осуществлять лично министр государственной казны Польши. Без каких-либо коллегиальных решений.

По обе стороны баррикад
Символом перемен стал новый руководитель Польского телевидения – журналист и политик Яцек Курский. После 1989 года он часто менял партийную принадлежность, но это всегда было правое крыло политической сцены. В начале 1990-х Курский был связан с партией “Согласие Центр” Ярослава Качиньского, а позже – собственно, с партией “Право и Справедливость”, из которой он периодически выходил и возвращался. За это время он получил репутацию “политического бультерьера” Ярослава Качиньского.

В 2005 году во время президентских выборов Курский работал в избирательном штабе Леха Качиньского. Его вынудили покинуть штаб после высказываний о деде контркандидата Дональда Туска, будто тот служил в Вермахте. Помимо репутации “бультерьера”, Курский также известен как решительный противник “Гражданской платформы” и Gazeta Wyborcza.
Теперь Курский уверяет, что в Польском телевидении он будет защищать его независимость.
Интересно, что на противоположной стороне баррикад находится его брат – Ярослав Курский, заместитель главного редактора столь нелюбимой Яцеком Курским Gazeta Wyborcza. Он не столь публичен, как Яцек.

Однако политическая ситуация заставила Ярослава Курского принять участие в последних демонстрациях Комитета защиты демократии. А во время одного из митингов в январе этого года он публично высказался: “Не все Курские плохие!”, имея в виду своего брата.

Какими должны стать национальные СМИ?
Между тем, настоящая революция в сфере СМИ еще впереди. Она должна произойти после принятия так называемого “большого закона” о СМИ.

Из проекта известно, что важнейшей миссией “национального радио и телевидения”, или TVP и Польского радио, будет “культивирование национальных традиций и патриотических и гуманистических ценностей, удовлетворение духовных потребностей слушателей и зрителей”. Пусть даже “с сохранением объективизма, плюрализма, независимости и высокого качества”.
Сделан и реверанс в сторону Церкви.

Закон должен установить, что национальные СМИ “уважают христианскую систему ценностей, принимая ее в качестве основополагающих универсальных принципов этики”.
Еще одной задачей национальных СМИ станет распространение позиции и взглядов парламента, президента, премьера и других органов власти, а также “тщательное и плюралистическое” представление позиции зарегистрированных политических партий, профсоюзов и союзов работодателей “по ключевым публичным делам”.

Возникает вопрос: а в такой ли степени будет представлена в этих национальных СМИ позиция оппозиционных сил, и не станут ли такие медиа обычным рупором власти?
В предыдущие годы правая оппозиция часто сетовала, что в публичных СМИ нарушен баланс плюрализма. Однако теперь оснований для беспокойства может быть значительно больше.
Прежде всего, главным органом контроля за СМИ станет вновь созданная организация – Совет национальных СМИ, которая будет иметь право увольнять руководителей национальных СМИ, определять их уставы и зарплаты.

Совет состоит из пяти членов, которых будут назначать на шесть лет. Двух из них будет назначать лично президент, еще двух – Сейм, а последнего – Сенат.
То есть ПиС будет иметь возможность контролировать всех членов Совета. Спрашивать, сохранит ли такой Совет аполитичность, пожалуй, излишне…

Другая новация – должны появиться новые общественные программные советы, которые должны вдохновлять СМИ на реализацию задач публичной миссии. Кандидатов смогут выдвигать вузы, неправительственные организации, а также католическая и другие церкви.
Нет сомнений при ответе на вопрос, сможет ли при таких изменениях Польское телевидение сохранить свою независимость, которую так обещал защищать его новый руководитель Яцек Курский.
Вопрос разве что в одном: способен ли ЕС заблокировать наиболее опасные новшества?

Автор: Пётр Андрусечко,
корреспондент Gazeta Wyborcza в Украине,
для “Европейской правды”

Комментарии Facebook